Поучительная история для поросёнка Кобо

Поучительная история для поросёнка Кобо
26.09.2018

Однажды братик и сестренка, поросята Кобо и Фани, собрались на прогулку в соседнюю деревню. Мама заботливо собрала их в дорогу: дала по узелку желудей, немного яблочного сока, рыльца прикрыла соломенными шляпками и вручила по маленькой деревянной лошадке.

– Фани, от брата не отходи,- говорила она, целуя розовую мордочку. - Кобо, сестричку не обижай. Жду вас к обеду. Будут пироги.

Поросята обняли маму, поцеловали на прощание и побежали гулять.

Погода стояла прекрасная. Ярко светило солнышко, на темно-зеленой траве блестела роса. Пахло сеном и луговыми цветами. Брат и сестричка шли через поле, смеялись и ели желуди. Фани берегла угощение, тогда как Кобо запихивал в рот целые пригоршни. Уже совсем скоро плоды в мешочке братца закончились.

– Вкусные ли желуди у тебя, Фани? – спросил он, заглядывая в мешочке сестры.

– Очень вкусные, Кобо! – ответила она, как раз отправляя очередную горсть желудей в рот.

– А у меня закончились, – пожаловался поросенок. – Не иначе как мама положила мне меньше. Поделись!

– Но она же всегда все нам поровну дает, – от удивления Фани даже перестала жевать. Она так рассчитывала, что вкусных желудей хватит как раз, чтобы поле перейти!

– Давай-давай! – нахмурился Кобо. И выхватил мешочек у сестры. – Жадничать нехорошо!

Фани расстроилась, но ничего не сказала. В конце концов, может, и правда брату меньше плодов досталось.

Поле закончилось, и перед поросятами встала рощица. Светлая, согретая солнышком. Березки, белоствольные красавицы, негромко шелестели листочками и бросали на землю кружевные тени. Тут и там в траве прятались коричневые шляпки грибов. Мухоморы весело горели красным на лесной подстилке.

Вкусные были желуди, и захотелось поросятам пить. Достали они сок, что мама дала в дорогу. Фани пила потихоньку, а Кобо разом набросился на питье – так его угощение иссушило. Сладкий был сок, да и закончился быстро. Идут они по лесу, а Кобо уже на питьё сестры поглядывает.

– Вкусный ли сок у тебя, Фани? – спросил поросенок.

– Очень вкусный, – ответила она, делая маленький глоточек.

– А у меня что-то и не осталось ничего, – грустно продолжил брат. – Наверное, мама тебе больше налила. Поделись!

– Мама же нам одинаковые фляжки дала, – робко ответила Фани. Светлая рощица все длилась и длилась, и так хотелось, чтобы сока хватило до конца!

– Давай-давай! – Кобо взял фляжку сестры. – Жадничать плохо!

Как ни обидно было Фани, она ничего не сказала. Видно, совсем братца жажда замучила, что поделать.

Вскоре лес поредел, и поросята увидели поле подсолнухов. До деревни было совсем недалеко.

Яркие цветы подняли свои шляпки к солнышку и будто приветливо улыбались ему. Было их видимо-невидимо, так что все поле казалось желто-оранжевым. Толстые зеленые стебли высоко поднимались над землей, а под сенью тяжелых цветков было тепло и по необычному пахло.

Кобо с сестрой

Брат с сестрой шли по тропинке, разделявшей поле. И вдруг налетел сильный ветер. Подхватил он шляпку Фани, закружил, завертел!

– Лови ее, лови! – кричали поросята, бегали, подпрыгивали, стараясь поймать, да все тщетно. Унес ветер красивую соломенную шляпку, как и не бывало.

Расстроилась Фани, но делать нечего. Не поворачивать же назад! Деревня совсем близко, и слышен лай собак, приятелей Кобо.

Идут себе поросята сквозь подсолнухи, а солнышко поднялось высоко и стало припекать розовые ушки.

– Кобо, – позвала Фани. – Прохладно ли тебе в шляпке?

– Ой, прохладно, сестрица. Ой, хорошо, – ответил довольный Кобо. Он уже мечтал, как будет играть со щенками в лапту.

– А мне совсем голову нагрело, – пожаловалась Фани. – Поделись шляпкой, давай по очереди.

– Вот уж дудки, – нахмурился поросенок. – Сама потеряла шляпку, сама и отдувайся. Я прошлый раз так голову напёк, что два дня хворал. Не хочу больше!

Вздохнула Фани. Что правда, то правда, нехорошо тогда брату было, и стонал, и бредил. Лучше пусть в шляпке будет.

Вот и деревня показалась: где стояли похожие друг на друга домиков с деревянными заборами. На лугу коровы щипали траву, лениво обмахиваясь хвостами. Рядом козлята бегали наперегонки, а степенные мамы-козы внимательно за ними следили, пережевывая травку. В неглубоком прудке, окруженном деревьями, резвились местные поросята, и Фани разом забыла все горести и заспешила к ним.

– Пойдем, Кобо! Смотри, какая водица хорошая!

Но братик не пошел.

– Вот ещё, в луже с малышней возиться, – сморщил он пятачок. – Меня ждут собаки! Настоящие герои, охранники! Сиди тут, я поиграю и заберу тебя.

Фани смотрела вслед брату, который весело побежал по деревенской дороге туда, откуда слышался задорный собачий лай. Взгрустнулось ей немножко, но тут подружки-поросята окликнули её. Фани вновь повеселела и побежала показывать свою новую лошадку.

Солнышко забралось в зенит и медленно покатилось обратно к горизонту. Полуденная жара отступила, и в прудке, под деревьями, стало совсем хорошо. Фани купалась, играла с подружками и радовалась погожему деньку.

И вдруг совсем рядом послышался собачий лай.

– Давай-давай, беги! И не возвращайся больше! – лаяли собаки.

Фани высунула голову из воды и увидела, как по дороге несся её брат, а за ним полдюжины местных щенков, рослых и сильных. Кобо бежал изо всех сил, постоянно оборачиваясь и тревожно повизгивая. Он со всего разбегу прыгнул в пруд, подняв тучу брызг. Собаки громко засмеялись, залаяли, выкрикивая обидные слова, да и умчались прочь.

Собаки и поросёнок

– Я и сам к вам не приду! Нужны вы мне больно, – запоздало крикнул им вслед Кобо.

Фани поспешила к нему.

– Кобо, что случилось? – она гладила братика, и выглядела очень обеспокоенной.

Поросенок долго молчал. Он смотрел по сторонам, ожидая, что все будут над ним смеяться, но никто этого не делал. Все поросята сочувствовали ему и ждали рассказа.

– Они так быстро бегали, – сказал он. – А я не могу. У меня ножки вон какие коротенькие! – он горестно вздохнул и поднял копытце, испачканное в иле. – А потом они отняли лошадку, что мама дала. Я попробовал отобрать её у них… А они погнали меня прочь.

– Не страшно Кобо, не страшно! – заверила его Фани. – Главное, что ты цел! А лошадка… Ну что лошадка? Вот, возьми мою! Я наигралась. Честно!

Кобо поднял глаза на сестру. Та улыбалась и протягивала ему свою игрушку. Конечно, она еще не наигралась, хотела отправить лошадку на луг, а вечером уложить спать. Но какое это имело значение?

– Нет, сестрица, – помотал головой Кобо. Ему стало очень стыдно. Он ведь каждый раз думал о себе, отбирая у сестренки гостинцы и игрушки. Но как только ему самому понадобилась поддержка и доброе слово, никто из друзей лапу не протянул. Только сестра. Да и были ли они друзьями? – Оставь себе, – продолжил он тихо. – А я папу попрошу новую выстрогать. И пошли лучше домой, там мама пирогов напекла…

Солнышко катилось к горизонту. В поле пахло травой и теплой землей. Весело пели цикады, коровы возвращались с пастбищ и громко мычали. День завершался.

Фани сидела дома и уплетала вкуснейшие пироги с капустой. А у Кобо кусок в горло не лез. Ведь сегодня произошли вещи, о которых стоило крепко подумать. Мама всё поняла, и не мешала ему, чтобы Кобо сделал правильные выводы.

Возврат к списку статей

(Голосов: 20, Рейтинг: 4.24)